Offcanvas Section

You can publish whatever you want in the Offcanvas Section. It can be any module or particle.

By default, the available module positions are offcanvas-a and offcanvas-b but you can add as many module positions as you want from the Layout Manager.

You can also add the hidden-phone module class suffix to your modules so they do not appear in the Offcanvas Section when the site is loaded on a mobile device.

Адрес: г. Красногорск, ул. Братьев Горожанкиных, д.2Б, этаж 4, офис 6
8 (926) 315-65-79, 8 (915) 265-56-70

С развитием правовой государственности и институтов гражданского общества правосудие все отчетливее проявляет двойственную природу и социальную сущность. С одной стороны, это направление государственной деятельности, то есть, публичная функция, с другой, - вид оказываемой наряду с другими государственной услуги. И если в первом случае судьи предстают в качестве властных персон, то, во втором, - исполнителями услуг, инициатором (заказчиком) которых являются физические и юридические лица. Очевидно, что в современных условиях важен баланс каждог

о из названых воплощений правосудия, равновесие которых явно нарушено в пользу публично-властных интересов в ущерб частноправовым.

Громко и помпезно некогда заявленная во всеуслышание судебная реформа так и осталась декларацией о намерениях, востребованной только в философских рассуждениях о направлениях и путях развития российского государства и общества.

Несмотря на признанную всеми значимость и актуальность, о которых нет никаких споров и разногласий, реформа судов и судопроизводства не проводится. Отдельные, бесспорно значимые, изменения и дополнения процессуального законодательства, явно недостаточны для повышения качества правосудия и доверия к судебной власти.

По-прежнему, деятельность судов остается самой закрытой сферой государственной деятельности, доступ к которой остается ограниченным для большинства населения. Те же из которых, кому посчастливилось получить доступ к правосудию, вместо того, чтобы найти понимание и содействие в решении их споров, сталкиваются с новыми проблемами, порождающими еще больший объем противоречий, нежели до обращения в суд.

Периодичность и продолжительность приема граждан председателями судов общей юрисдикции и мировыми судьями, их помощниками оставлена без нормативного внимания.

После прочтения отдельных решений складывается впечатление о их изготовление лицами, не имеющими отношения к судебной системе и строгим требованиям, предъявляемым к его представителям о компетентности и профессионализме.

Не говоря о качестве судопроизводства и судебных актов, оставляющих желать лучшего, на сегодняшний день имеется огромное число нареканий к срокам принятия дел к производству и их рассмотрению, изготовлению судебных актов и их направлению сторонам, опубликованию судебных актов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», а также назначению дел для пересмотра в апелляционном и кассационном порядке.

Все это имеет место на фоне демонстрации судьями без всякого стеснения признаков профессиональной деформации: надменность, высокомерие, раздражительность, отстраненность, безразличие и др., которые абсолютно никак не заботятся о повышении имиджа судебной власти и доверия к ее представителям.

Поражает, что все происходящее имеет место на фоне постоянной констатации и Президентом РФ В.В. Путиным и Председателем Верховного Суда РФ В.М. Лебедевым необходимости обращения всех должностных лиц всех ветвей власти к людям (человеку) с позиций уважения, оптимального и своевременного разрешения проблем и противоречий как смысла существования государственного аппарата.

При таких обстоятельствах - своевременно рассмотреть дело и принять законное и обоснованное решение - основная цель и задача нахождения судьи в должности.

Вместо этого, зачастую, наблюдается какая-то негативная предвзятость, злонамеренное затягивание разбирательств и противоправное нежелание выносить решение под различными предлогами (при отсутствии очевидных препятствий и чьих-либо возражений).

В ряде случаев судьи относятся к участникам процесса как к пешкам на шахматной доске авторами правил игры на которой являются исключительно они: любые попытки представительства интересов сторон (доводы и возражения), идущие вразрез с заранее сложившимся мнением председательствующего, расцениваются как неуважение к суду и сопровождаются недопустимыми негативными оценками личных, профессиональных и деловых качеств участников судопроизводства.

При принятии исков и рассмотрении дел судейский корпус зачастую руководствуется не процессуальным законом, а бытовым усмотрением, ставя во главу угла собственные амбиции, эмоции и тщеславие, но не интересы правосудия и, тем более, участников судопроизводства.

На данном фоне в судах распространены случаи (факты) утраты, фальсификации и подтасовки процессуальных документов, искажения текстов судебных решений, принятых в окончательной форме, от содержания оглашаемых в судебных заседаниях их резолютивных частей и др.

Привлечь за это кого-либо к ответственности крайне проблематично (не реально). Направляемые в адрес квалификационных коллегий судей субъектов РФ обращения сопровождаются напоминаниями их членов (по сути, тех же судей) о независимости и неприкосновенности своих коллег, недопустимости вмешательства в их деятельность по отправлению правосудия, а также возможностью включения приводимых заявителями доводов в состав апелляционных или кассационных жалоб. А, как известно, безнаказанность порождает безответственность.

При наличии огромной армии юристов и правоведов годами не назначаются не только судьи, но и председатели судов. Чего только стоит подробно освещаемая в СМИ «компания» по назначению (переназначению) председателя Московского городского суда и заместителей председателя Верховного Суда РФ, связанная с интригой по «самосохранению» полномочий прежними персонами, занимавшими эти должности десятками лет в отсутствие малейших намеков на ротацию кадров (переделом сфер влияния в судебной системе при активном участии Администрации Президента РФ и силовых структур). Беззастенчивая борьба за сохранение должностей с использованием «личных связей и отношений» поражает воображение. Порой кажется, что некоторые подзабыли о том, что находятся у власти в статусе исключительно «наемных служащих - слуг народа», а не «избранных судьбой миссионеров» - создателей собственных «кланов», которым должна вся система, ничем и никем не ограниченных в принятии кадровых (и не только) решений. Порождением этого является вера в собственную исключительность и неповторимость (исключение мысли о том, что кто-то другой может быть более эффективным и рациональным (а выбор профессионалов огромен), то есть приоритетным в плане продвижения государственных целей), приводящая к нескрываемому сращиванию собственных (индивидуальных) и государственных (публичных) интересов (восприятие собственной должности как «личного кресла», «миссионерства», лишение которого является личным посягательством на неприкасаемые ценности). И, конечно, без «борьбы без правил на выживание» от этого невозможно отказаться: в ход идут все мыслимые и не мыслимые приемы и технологии. Но, последние забывают или не хотят принимать (всячески отодвигают точку «невозврата») тот факт, что все в этом мире объективно конечно и когда-то заканчивается: «сопротивление бесполезно», так как исторически и повсеместно время всегда «пожирает своих героев».

На государственном уровне отсутствует какая-либо политика по образованию и воспитанию судейских кадров. Сегодня не вполне оправданно судьями становятся преимущественно бывшие сотрудники аппарата суда («кастовый принцип набора»): помощники судей и секретари судебных заседаний. Приток кадров представителей из других сфер деятельности искусственно затруднен или ограничен.

Процедура наделения полномочиями судей крайне закрыта и чрезмерно формализована. Отсутствует внятный и прозрачный перечень документов, предоставляемых претендентом на должность судьи, порядок и сроки их рассмотрения, а также принятия окончательного решения по каждому кандидату. Предельно допустимый срок вакансии на должность судьи не предусмотрен.

Тем, кому было суждено стать судьей, с первых же дней работы сталкиваются с огромным количеством исков, жалоб и заявлений, дел, переданных на рассмотрение (зачастую перешедших от судей, сложивших свои полномочия или в порядке их перераспределения по распоряжению председателя). Между тем, вопросы нагрузки (лимита нагрузки) на одного судью (в числовом выражении по каждой категории дел в расчете их рассмотрения в течение 1 календарного года) и порядок ее распределения никак не урегулированы. Данное обстоятельство может быть использовано как инструмент воздействия на судью.

Вопросы взаимодействия судьи с председателем суда и со своим аппаратом находятся за рамками правового поля (ничем не регламентированы), в результате чего судья становится «заложником» сложившихся между ними профессиональных и межличностных отношений.

Кроме того, по тем же причинам профессиональная деятельность судьи (качество и сроки) поставлена в зависимость не только от его взаимоотношений с канцелярией и экспедицией суда, но и от эффективности работы последних.

Таким образом, на практике независимость судей поставлена в зависимость от окружающих его (опосредующих деятельность по отправлению правосудия) организационных и технических структур (механизмов), работа которых оставляет желать лучшего (и не только в силу причин, напрямую от них зависящих, например, в плане финансовой и материальной обеспеченности).

В свете затронутых вопросов давно назрела потребность в принятии федерального конституционного закона «О районных судах и районных судьях в Российской Федерации», где бы названные проблемы и противоречия нашли свое нормативно-правовое разрешение с их последующей имплементацией в действующее законодательство.